prof chess

News

Сергей и Марина Макарычевы. Мировые и отечественные шахматы на перепутье.

Мировые и отечественные шахматы на перепутье Сможет ли дистанционная игра потеснить "обычную" Проходивший под эгидой шахматного клуба Сент-Луиса сетевой супертурнир по быстрым шахматам и игре блиц завершился примерно так, как и можно было ожидать после его первой – относительно «медленной» части, в которой гроссмейстеры выясняли отношения, имея перед началом партии по 25 минут основного временного капитала с автоматическим добавлением пяти секунд после каждого сделанного хода. Напомним, что очки, набранные в рапиде, шли по отношению к блицу с двойным коэффициентом, поэтому преимущество в одно очко, добытое американцем Уэсли Со на этой стадии соревнования, давало ему неплохие шансы опередить чемпиона мира Магнуса Карлсена и в общем зачете. Да, шахматных болельщиков всего мира привлекают в игре не только набранные очки и занятые места, но и ее, скажем так, творческое наполнение. В этом отношении всегда очень выигрышно смотрится творчество Яна Непомнящего. Он регулярно разыгрывает чрезвычайно рискованные дебютные варианты, создающие на доске весьма экзотические позиции, в которых россиянин, как правило, ориентируется лучше соперников и в большинстве случаев переигрывает их. Так, на сент-луисском форуме ему удалось дважды обыграть самого Магнуса, а в третий раз – в партии второго круга блица – Ян сначала посеял ветер, но, пожав бурю, снова почти преуспел, хотя удача после этого отвернулась, а затем все же улыбнулась ему, позволив чудом избежать поражения. Что и говорить, блиц есть блиц, поэтому нет ничего удивительного, что в этой игре даже самые сильные и именитые регулярно допускают непостижимые ошибки! Увы, второй круг блицтурнира сложился для Непомнящего крайне неблагоприятно, а сам он в итоге съехал с достаточно высокого третьего места на малоутешительное шестое. Яна смогли обойти и наш Александр Грищук, и Левон Аронян из Армении, разделившие 4–5-е места, а также американец Хикару Накамура, наверставший в своем любимом блице многое из того, что было им потеряно вначале – в турнире по быстрым шахматам. Говоря о молниеносной игре «американского самурая», немного не с руки употреблять высокопарное слово «творчество». Характеризуя ее, куда уместнее термин «стабильность». Ведь именно невероятно стабильная – с незначительным числом грубых просмотров – игра Накамуры в блиц позволяет ему добиваться в этой дисциплине выдающихся результатов. Однако, для того чтобы включиться в борьбу за первое место общего зачета, весьма скромного результата, показанного им в рапиде, было явно недостаточно. Было ясно, что спор за победу будут вести Магнус Карлсен и Уэсли Со. …По ходу второго круга блицтурнира Магнус не только вырвался вперед, но и довел свой отрыв от единственного реального конкурента до целого очка. Игра чемпиона отличалась в последний день невероятной зрелищностью. Именно к его творчеству (не только потому, что это Карлсен) было приковано в эти часы и минуты внимание всей мировой сетевой аудитории. Решимся даже сказать, что Магнус перехватил у Яна эстафетную палочку главного возмутителя спокойствия, а после того как чемпион обыграл Со в стыковом поединке лидеров, стало казаться, что ничто не сможет помешать ему выиграть соревнование в общем зачете. Не исключено, что точно такое же ощущение возникло и у самого Карлсена. Он стал действовать заметно сдержаннее, вследствие чего Уэсли Со, одержав на финише три победы подряд (в том числе над Непомнящим и Ароняном), поравнялся с Магнусом и разделил с ним 1-е и 2-е места. Завершившееся соревнование подвело итог длинной серии сетевых супертурниров по быстрым шахматам и блицу, которые не только не давали болельщикам скучать, но и породили своеобразный эффект пресыщения. Уж слишком часто и с завидным, точнее, с незавидным постоянством демонстрировали выдающиеся гроссмейстеры свойственную человеку при крайнем дефиците времени ограниченность его возможностей. Именно поэтому большинство ведущих шахматных федераций пока не решились взять на вооружение этот передовой опыт и даже отказались (вследствие продолжающейся пандемии COVID-19) от традиционной очной классики, переформатировав национальные эрзац-чемпионаты под сетевой рапид. Почему необходим именно рапид? Ведь может показаться, что достаточно, сохранив дистанционный формат, просто перейти в чемпионатах на привычную «медленную» игру. Однако при таком переходе в полный рост встает проблема так называемого читерства. Ведь даже если вы «абсолютно уверены» в кристальной честности соперника, то все равно очень не хотелось бы, чтобы он располагал легко осуществимым технически доступом к компьютерным подсказкам. Так, при многочасовой игре (в отличие от короткой быстрой) никакие разумные правила не могут запретить игрокам выходить во время партии «из кадра» для посещения туалета… со всеми связанными с такими визитами подозрениями. Короче, проблема возрождения «медленных» чемпионатов и крупных турниров требует при своем обсуждении учета сразу двух факторов – эпидемиологической опасности и риска читерства. Так, Международная шахматная федерация решила рискнуть и проанонсировала (о чем мы уже сообщали неделю назад) завершение приостановленного в марте классического турнира претендентов, а Федерация шахмат США объявила о том, что в связи с незатухающей эпидемией все национальные чемпионаты этой страны (среди юношей, девушек, мужчин и женщин) пройдут в конце октября 2020 года в сетевом быстром режиме. Это решение хотя и вызвало легкий ропот общественности, но в целом было принято ею с пониманием, тем более что Шахматный клуб Сент-Луиса гарантировал 100-тысячный призовой фонд в женском турнире и 150-тысячный – в мужском. Неудивительно, что свое участие в чемпионатах подтвердили все сильнейшие американские гроссмейстеры за исключением Фабиано Каруаны. Это связано с тем, что вице-чемпион мира по классике собирается в начале ноября продолжить борьбу в турнире претендентом на шахматную корону. Но нет худа без добра. Так, эпидемия COVID-19 пробудила огромный интерес к дистанционным шахматам как таковым. А в условиях России участие в общенациональных турнирах сопряжено с огромными (подчас неподъемными для сибиряков и дальневосточников) транспортными расходами. Но при проведении командных соревнований эту проблему вполне можно решить, ведя игру в сети не из дома, а из помещения местных шахматных клубов. При этом контроль за участниками команды (с целью недопущения читерства) сможет почти так же, как и в «обычных» соревнованиях, осуществлять уполномоченный на то арбитр. Хотелось бы в связи с этим подчеркнуть, что в нашей стране уже имеются и наработки, и готовые программные продукты, и работающие сайты, которые позволяют вести дистанционную игру без использования двух главных на сегодняшний день в мире сетевых шахматных платформ. Однако на этом пути еще нужно сделать несколько важных шагов. Дело в том, что дистанционные форматы требуют ясного и четкого описания всех проблем, связанных с разрывом связи, а также регламентации прав игроков и судей. Неудивительно, что сейчас – при отсутствии таких правил – некоторые уважаемые арбитры отказываются судить сетевые турниры, так как прекрасно понимают (о чем свидетельствует горький опыт онлайн-Олимпиады ФИДЕ), что неизбежно окажутся в центре больших или малых скандалов, будучи вынужденными принимать ответственные решения по понятиям – на основании здравого смысла, так как никакой правовой базы, описывающей проблемные ситуации, пока нет. Впрочем, будем надеяться, что это не более чем временные трудности…

Skolkovo-Control-R

Skolkovo-Control-R

Кирсан Илюмжинов: «Людям, в большинстве своем интеллектуальным и творческим, пришло время объединиться»

На днях и без того переполненная сенсациями лента новостей принесла сообщение о том, что летняя Олимпиада в Токио, которая должна была стартовать 23 июля, но перенесена на следующий год из-за пандемии, может не состояться вовсе. Причина? Как заявляет глава японского оргкомитета Игр-2020 Есиро Мори, это может случиться, если за год не удастся справиться с пандемией и встанет вопрос о проведении Олимпиады с минимальным количеством зрителей, или вовсе без них. Подоплека беспокойства главы оргкомитета до обидного банальна: деньги. По словам Есиро-сан, отсрочка уже лишила бюджет Токийской Олимпиады нескольких миллиардов долларов. Очевидно, отсутствие живых зрителей и вовсе пробьет в нем фатальную дыру. Не секрет, что основной доход организаторы Олимпийских игр получают от продажи услуг, билетов и атрибутики фанатам спорта – и одна продажа прав на телетрансляции вряд ли сможет восполнить выпадающие доходы. Надо сказать, что я узнал об этом, все еще находясь под впечатлением великолепного празднования Международного дня шахмат в Евпатории, в котором мне повезло принять участие. Шахматная столица Крыма сумела достойно организовать праздник, подарив фейерверк положительных эмоций его участникам – от юных шахматистов до маститых гроссмейстеров. Сопоставление двух спортивных праздников, только что прошедшего евпаторийского и поставленной под угрозу срыва токийской Олимпиады, заставило меня задуматься. Пусть у них разный масштаб, но цель-то одна: пропаганда и развитие спорта. По крайней мере, так записано в Олимпийской хартии. Как же можно жертвовать своей основной задачей из-за того, что ее выполнение не принесет организаторам ожидаемого дохода? Думаю, извлечение прибыли вовсе не должно входить в круг интересов международных неправительственных организаций, каковыми являются и Международный олимпийский комитет, и другие международные спортивные федерации. Следовательно, снижение предполагаемых доходов от проведения соревнований, не повод вовсе от них отказываться. Увы, это только в идеале. На практике же жизнеспособность спортивной федерации определяется ее коммерческим успехом. И кому, как не мне знать об этом: став в 1995 г. шестым президентом Международной шахматной федерации (ФИДЕ), я обнаружил, что нам не на что провести даже очередную Шахматную олимпиаду, не говоря о других соревнованиях. Аренда залов, организационные расходы, в конце концов – призовой фонд, деньги нужны всегда и на все. В итоге администрации и руководству спортивных федераций приходится проводить больше времени в поиске спонсоров, верстке бюджетов, изобретении новых источников дохода, чем в заботах о развитии своего вида спорта. Как результат – федерации коммерциализируются, а спорт, особенно спорт высоких достижений, все больше становится уделом профессионалов. Даже если это противоречит уставам и программным документам спортивных ассоциаций. Это не хорошо и не плохо – такова реальность, в ней вынужден жить большой спорт. К сожалению, в этой же реальности живет и ФИДЕ. Основатели Международной шахматной федерации оставили нам девиз «Gens una sumus» – «Мы одна семья», подразумевающий, что ФИДЕ объединяет всех любителей этой игры во всем мире и защищает их интересы. Но правда заключается в том, что сегодня ФИДЕ – это, скорее, ассоциация профессионалов для профессионалов. Да, конечно, федерация прикладывает определенные усилия для продвижения и развития шахмат, но, как ни обидно, это вторично по отношению к организации турниров, ведению рейтингов и прочей рутине, обеспечивающей достойный доход профессиональным шахматистам. В то же время, как бы парадоксально это не звучало, никто в ФИДЕ тогда не мог сказать, сколько же людей в мире на самом деле играет в шахматы. Сегодня федерация объединяет 191 национальную организацию. А вот для того, чтобы узнать, сколько человек в мире играет в шахматы, нам пришлось заказать независимое исследование. Согласно полученному отчету, в то время, примерно полтора десятка лет назад, во всем мире более-менее регулярно в шахматы (в том числе и с использованием компьютерных симуляторов и карманных гаджетов) играло около шестисот миллионов человек. В ответ я поставил перед ФИДЕ амбициозную задачу: «Один миллиард шахматистов – 1 миллиард умных людей». Достижение этой цели должно было не просто пополнить ряды приверженцев нашей федерации. Если помните, в те годы была популярна концепция «золотого миллиарда», этакого глобального рая на земле, жители которого могут не отказывать себе ни в чем, и люди во многих странах мечтали оказаться в числе этих счастливчиков. Даже в России упорно продвигалась идея массового воспитания «квалифицированного потребителя». Но насколько полезен человечеству будет миллиард землян, способный утонченно пить дорогое шампанское и изысканно носить модные тряпки? Миру куда полезнее миллиард умных людей, создающих ту критическую массу, которая будет влиять на политиков, чиновников и «капитанов экономики», заставляя их принимать умные и ответственные решения, как гравитация маленькой Луны влияет на процессы, происходящие на Земле. Конечно, цифра «миллиард» тут вполне условна: чем больше, тем лучше. Намного важнее вопрос – а откуда этих умных людей взять, при нынешнем-то состоянии образования? Ответ один – максимально развивать шахматы, которые Эйнштейн, шутя, называл «единственным известным способом тренировки головной мышцы». Так вот: несмотря на то, что мы в ФИДЕ прилагали немало усилий для достижения поставленной цели, я до сих пор не уверен, что было сделано все возможное. И причина здесь все та же: на первом месте забота о тех, кто уже занимается шахматами профессионально. Пытаясь заинтересовать шахматами как можно больше людей, мы с единомышленниками запустили несколько специальных программ: для школьников и фермеров, как игру для семейного досуга и т.д. Более того, я даже серьезно подумывал о создании Шахматной партии, где любая пешка всегда имеет шанс стать ферзем. Я, безусловно, понимаю, почему задача добиться, чтобы в шахматы играл один миллиард людей на планете, решается так непросто: в профессиональном объединении шахматистов, каким является ФИДЕ, всегда находятся более важные, более срочные дела – как правило, связанные с организацией соревнований для тех, кто занимается шахматами профессионально. Поэтому в последнее время я все больше утверждаюсь во мнении, что непрофессиональным шахматистам, любителям шахмат – нужна собственная международная организация, ориентированная именно на распространение шахмат и защиту интересов любителей. Своеобразный союз любителей шахмат. Конечно, речь не идет о создании организации, альтернативной ФИДЕ. Напомню, в конце прошлого века уже были предприняты две попытки раскола ФИДЕ, и оба раза организаторы альтернативных ассоциаций пытались переманить к себе именно профессионалов, уже достигших высоких результатов и доказавших свой талант. Успеха они не добились, но и федерации на пользу это не пошло. И неудивительно. По-человечески, вероятно, можно понять стремление некоторых мастеров, недовольных ФИДЕ, создать собственную профессиональную организацию. Но это попытка выкроить семь шапок из одной овцы. Профессионалов не так много и, нравится это кому-то, или нет, у них уже есть мощная и авторитетная организация, защищающая их интересы. А вот у простых любителей такой организации нет. Предполагается, что и они находятся в рамках Международной шахматной федерации – но это только формальность. Повторюсь – так и должно быть. Федерация сделала и продолжает делать очень много для развития профессиональных шахмат. Но, чтобы стоять твердо, нужны минимум две опоры. Оттого-то и нужен союз, объединяющий шахматистов-любителей. Я уверен, что эту идею поддержат все, кто заинтересован в интеллектуальном развитии человечества: нобелевские лауреаты и лидеры научных коллабораций. Убежден, руководители многих государств тоже заинтересованы в том, чтобы жители их стран вели себя более разумно и ответственно. А этому как раз и учат шахматы: сначала подумай, потом сделай ход. Считаю, что только шахматы могут противостоять тому негативу, который сейчас происходит в мире. Такой союз, напрямую объединяющий миллионы, а может быть, и сотни миллионов думающих людей всего мира, стал бы мощной силой, с которой трудно не считаться. Например, я давно мечтаю о проведении шахматного матча мира и понимания на границе между Северной и Южной Кореями. Представляете – по тысяче игроков с той и другой стороны! Но МИДам двух не самых дружелюбных друг к другу стран договориться сложно. А вот неправительственной международной ассоциации организовать такой турнир гораздо проще. Или, например, встреча президентов разных стран на переговорах по разоружению. Какое влияние на итоги переговоров окажет проходящий в том же городе и в то же время народный шахматный фестиваль, на котором десять тысяч шахматистов всех возрастов из разных стран наглядно демонстрируют: чтобы договориться, держать за спиной дубину совсем необязательно? «Всему свое время», – заповедали нам древние. И я полагаю, что любителям шахмат, людям, в большинстве своем интеллектуальным и творческим, пришло время объединиться. Не только ради любимой игры, но и на благо всего человечества.

Сергей и Марина Макарычевы "Что такое шахматы и за что мы их любим"

Что такое шахматы и за что мы их любим Череда прошедших в Сети очень сильных и, судя по формальным параметрам, невероятно интересных соревнований, призванных радовать шахматных болельщиков всего мира игрой их кумиров, неожиданно породила странный побочный эффект, побудив любителей игры задаться старым как мир вопросом: что такое шахматы и за что мы их любим? Особой остроты это чувство достигло после проведенного под эгидой шахматного клуба Сент-Луиса супертурнира по шахматам Фишера, в котором приняла участие едва ли не вся мировая элита во главе с «обычным» чемпионом мира Магнусом Карлсеном, «фишеровским» чемпионом Уэсли Со и 13-м чемпионом мира Гарри Каспаровым. Чтобы разобраться в сути проблемы, давайте вспомним, что издревле было принято боготворить великих чемпионов – шахматных корифеев, которые отличаются от простых любителей своей способностью творить на доске чудеса, находя с помощью интуиции и таланта верные решения даже тогда, когда сложность позиции и ограниченность времени на раздумье делают это почти невозможным. Причем в докомпьютерную эпоху – тем более при контроле времени 2,5 часа на 40 ходов – любую «критику снизу» (кстати, как правило, не слишком состоятельную) можно было или величественно проигнорировать, или парировать парой-тройкой коротеньких вариантов и общих соображений, подчеркивающих огромную величину интеллектуальной пропасти, отделяющей шахматных небожителей от обычных любителей. И пропасть эта действительно существует, а ее эффектной иллюстрацией являются широко распространенные «цирковые номера» – сеансы одновременной игры на многих досках (причем иногда даже вслепую!), которые большие шахматисты в состоянии успешно давать десяткам своих поклонников. Развивая тему, не можем пройти мимо любопытного теста, который лет 40–45 назад предлагал своим собеседникам старейший ныне гроссмейстер мира Юрий Львович Авербах. Тест этот состоял в предложении ответить на один-единственный вопрос: в какую примерно (в процентах) силу играют, на ваш взгляд, лучшие гроссмейстеры мира, если за 100% принять силу игры неведомого нам, но абсолютно безошибочного шахматного бога? Было понятно, что ответ на этот предельно абстрактный вопрос ничего не говорит о глубинной природе шахмат, но очень много – о наших связанных о ней представлениях. В ту далекую идеалистическую пору разброс оценок колебался от поистине невероятных 80% до уничижительных 3–4. Большинство же респондентов сходились на оценке, близкой к 50%, полагая, что уж белыми-то фигурами «настоящий гроссмейстер» (если, конечно, он не станет рисковать!) сможет сделать ничью, встречаясь даже с «шахматным божеством»… Как много с той поры воды утекло! Во всяком случае, с появлением современных компьютеров и огромным прогрессом шахматного программирования люди стали несравнимо критичнее относиться к своим возможностям. В частности, простые любители, пользуясь компьютерной поддержкой, обрели право адресовать любому гроссмейстеру немыслимый ранее вопрос: «А чего это вы, маэстро, отчебучили в этой не слишком сложной позиции?» Тем не менее отнюдь не идеальная игра людей в сражениях между собой не утратила своей привлекательности, хотя со временем становилось все более очевидно, что зрительский интерес вызывает не нечто высокое и абстрактное, таящееся в глубинах самой игры, а именно способность выдающихся шахматистов достаточно хорошо ориентироваться в сложнейших игровых ситуациях, соревнуясь в этом умении со своим соперником. И как ни удивительно, это побуждало все чаще задаваться древним, как сама великая игра, вопросом: что такое для нас шахматы – наука, культура или в первую, во вторую и в последнюю очередь спорт и только спорт? Причем именно в новейшее, ковидное время, когда все крупнейшие (следующие одно за другим!) соревнования ушли в Сеть, а на авансцену решительно вышла их спортивная составляющая, подчеркнутая крайне усеченным быстрым контролем времени на обдумывание ходов, вопрос этот обрел едва ли не риторическое преломление: а нужны ли, интересны ли нам такие шахматы? Ведь, играя в них, человек автоматически ступает на чуждую для себя территорию, на которой наряду с редкими интеллектуальными озарениями, свидетельствующими о величии нашего разума, он (в лице лучших шахматистов планеты) постоянно ошибается, просчитывается и допускает совершенно немыслимые ляпы. Красноречивым свидетельством назревающего кризиса явился Champions Showdown – супертурнир, прошедший в минувший уик-энд под эгидой шахматного клуба Сент-Луиса, в котором гроссмейстеры играли в так называемые шахматы Фишера. Эта разновидность игры отличается от обычной произвольным (не фиксируемым заранее и определяемым перед началом игры по жребию) расположением фигур на первой и восьмой горизонталях. В результате гроссмейстеры, садясь за компьютер, вынуждены решать совершенно непривычные для себя задачи, поскольку «нормальная» дебютная интуиция, выработанная годами их практической и аналитической деятельности, не только не помогает при выборе оптимальных решений, но даже зачастую способствует принятию неудачных решений. Иными словами, немалая часть скудного 20-минутного капитала, которым располагают играющие, сразу же уходит на то, чтобы вжиться в оригинальную позицию и хотя бы немного разобраться в ней. Именно данное обстоятельство и обусловило, как нам кажется, тот огромный, несвойственный даже обычным быстрым шахматам процент грубейших невынужденных ошибок, которыми изобиловало выдающееся соревнование. При этом на шахматных форумах и в социальных сетях громко зазвучали многочисленные возгласы типа: и все это делают наши кумиры, выдающиеся гроссмейстеры, творчество которых когда-то вызывало у нас восхищение?! Сложившаяся ситуация породила у нас ассоциации с пресловутой ложкой дегтя, способной испортить бочку меда. Да, в любом большом спорте подобные «ложки» не только неизбежны, но и придают всему действу некий неповторимый шарм. Однако, согласитесь, если такого «дегтя» оказывается слишком много, то это может вызвать потерю уважения как к самому магическому действу, так и к творчеству его блистательных жрецов. Неудивительно, что едва ли не главным чувством, порожденным увиденным, стала острая тоска многих болельщиков по некогда привычным офлайновским «медленным» очным турнирам, в которых у людей есть возможность хоть немного подумать, чтобы принимать по-настоящему выверенные, глубокие и мудрые решения. Что же до спортивных итогов Champions Showdown, то победу в нем разделили недавние триумфаторы «магнусовского» турнира: сам Магнус Карлсен (Норвегия) и Хикару Накамура (США), второе и третье места – Фабиано Каруана (США) с Левоном Ароняном (Армения), и лишь пятым после поражения в последнем туре от оставшегося последним молодого экс-иранца Алирезы Фируджи финишировал «фишеровский» чемпион – американец Уэсли Со. Спортивный календарь ведущих гроссмейстеров мира оказался после начала ковидного кризиса выстроен таким образом, что на смену одному сетевому соревнованию с их участием почти сразу же приходит другое. А своеобразную эстафетную палочку, доставшуюся от серии Magnus Carlsen Chess Tour, перехватил шахматный клуб Сент-Луиса, под эгидой которого сразу же вслед за «фишеровским» супертурниром стартовал St. Louis Rapid & Blitz – своеобразное двоеборье, в котором выдающиеся шахматисты сражаются сначала в быстрые шахматы, а затем в блиц. При этом «быстрые» очки идут по отношению к «блицевым» с двойным зачетом, что достаточно логично, так как на завершающем блицтурнире будет сыграно целых два круга. Стоит отметить, что при переходе от «фишеровской» к пусть и быстрой, но все же «обычной» игре число грубых промахов резко снизилось, дойдя до более-менее привычных и вполне разумных значений, а самым ярким со «скандальной» точки зрения событием первого игрового дня стал дисконнект компьютера Магнуса Карлсена в его поединке с одним из основных конкурентов – россиянином Яном Непомнящим. В этот момент позиция чемпиона мира была несколько лучшей, однако Ян имел значительное преимущество во времени, поэтому был абсолютно не обязан проигрывать. Во второй игровой день Непомнящий, партии которого всегда проходят очень ярко и зрелищно, решил развить свой успех и уверенно обыграл одного из лидеров – индийского гроссмейстера Пенталу Харикришну, однако вслед за тем грубо ошибся в дебюте – в партии с молодым американцем китайского происхождения Джеффри Шонгом – и потерпел сокрушительное поражение. Но все же этот день, точнее, уже ночь по московскому времени завершилась для россиянина на оптимистической ноте. В сумасшедшей схватке с Хикару Накамурой Ян действовал гораздо точнее соперника и смог переиграть одного из фаворитов турнира, после чего (по итогам первых шести туров) делил с американцем Уэсли Со второе и третье места. А лидерство на турнире захватил Магнус Карлсен, выигравший во второй игровой день все три партии. Сегодня (в пятницу) на турнире будет сыгран первый круг блицтурнира, а завтра – воскресной ночью по московскому времени – настанет пора подводить окончательные итоги этого увлекательного соревнования.

Чемпионат Мира Chess-transit World League по парным шахматам

Чемпионат Мира Chess-transit World League по парным шахматам (смешанный парный разряд) Первый Чемпионат Мира по парным шахматам в смешанном парном разряде начался с победы Юлии Осьмак и Клементия Сычева над Динарой Дорджиевой и Алишером Сулейменовым, обе пары лидируют в первом туре, но у Юлии и Клементия на одну игру меньше.. В финальном турнире играют представители шести стран: Болгарии, Казахстана, России, Узбекистана, Украины, Таджикистана. 1. Юлия Осьмак – Клементий Сычев (2438. 2572. Украина, Россия) 2. Ассаубаева Бибисара – Якуббоев Нодирбек (2378. 2591. Казахстан. Узбекистан) 3. Якуббаева Нилуфар – Бобир Саттаров (2265. 2459. Узбекистан) 4. Динара Дорджиева – Алишер Сулейменов (2354. 2423. Россия. Казахстан) 5. Гергена Пейчева - Саидакбар Саидалиев (2274. 2384. Болгария. Узбекистан) 6. Александра Мальцевская – Никита Афанасьев ( 2242. 2508. Россия) 7. Алина Бивол – Глеб Апрышко (2386. 2388. Россия) 8. 8. Антонова Надежда – Кирилл Козионов (1877. 2470. Таджикистан. Россия) 9 августа 2020 года впервые были определены чемпионы Азии по парным шахматам среди мужчин - ими стали Алишер Сулейменов (Казахстан) и Евгений Кардашевский (Россия). Алишер играет в ранге чемпиона Азии и претендента на звание Чемпион мира по парным шахматам среди мужчин. Никита Афанасьев и Глеб Апрышко выступали единой командой в мужском турнире и стали Чемпионами Европы (России, Москвы), но сейчас играют в разных командах. В дальнейшем мы расскажем о каждом участнике этого турнира. А сейчас желаем участникам турнира интересной и творческой коллективной игры. Внимание! Принимаются заявки на участие в Чемпионатах России и Мира по парным шахматам среди женщин. Зарегистрированы: Бараева Ирина Сергеевна 21.08.1995. Fide -WIM 2223 (Краснодар) Ниязгулова Марина Сергеевна 21.08.1995. Fide - WIM 2227 (Краснодар)